Поиск
  • Дарья Семёнова

Дарья Ким: «Стремлюсь к лучшей версии себя»

Имя Дарьи Ким, несмотря на ее юный возраст, на слуху у публики, причем не только родной петербургской. 19-летняя певица, модель и актриса – лауреат множества международных музыкальных конкурсов, номинант театральных премий «Золотой софит» и «Золотая маска». Заслуженную славу принесла ей роль в мюзикле «Мисс Сайгон», поставленном в Театре музыкальной комедии, но зрители также знают и любят ее Сару в легендарном «Бале вампиров» и лиричную Валентину в «Графе Монте-Кристо». Яркая восточная красота, тонкость и нежность сценических интерпретаций, замечательный вокал вкупе с требовательностью к себе составляют весомый творческий багаж, с которым не страшно двигаться дальше.

– Вы с детства занимаетесь творчеством, успели поучаствовать во множестве проектов. Наверняка все это было бы невозможно без поддержки семьи.

– С раннего детства я очень любила петь в караоке, и бабушка моя была инициатором того, чтобы я пошла в музыкальную школу. Так с 6 лет меня стали водить на индивидуальные занятия по вокалу (обычное музыкальное образование я получила несколько позже). Лет с 15 я начала заниматься модельным бизнесом. Мама присутствовала со мной на всех мероприятиях и так полюбила эту сферу, что теперь она – директор собственной модельной компании «KIM PROduction»: работает с дизайнерами, проводит модные показы и fashion-практикумы. Можно сказать, я открыла для нее новую профессию (она по образованию медик). Отец занят в среде менее творческой: он директор упаковочной компании.

Но главное, что мои близкие меня, безусловно, всегда поддерживали. В юности я занималась в Академии Игоря Крутого в Москве, там были двухнедельные слеты и мастер-классы (очень интересный был период!), на которые меня возили родители. Они вообще ездили со мной на все конкурсы и фестивали – в период примерно до 13 лет. Педагоги советовали участвовать в таких мероприятиях: когда ты просто занимаешься для себя – все классно, все получается, но конкурс – это иной опыт, настоящее соревнование. Ты смотришь на своих сверстников, оцениваешь, кто на каком уровне, учишься у них. Да, ты сравниваешь себя с другими, но я в итоге научилась сравнивать себя, в первую очередь, еще и с собой – какой я стала за год, за два. И я очень благодарна маме и папе, что они дали мне такие возможности.

– Никогда не возникало усталости от долгого пребывания в одной среде, пусть и такой интересной?

– Да, однажды наступил момент, когда я задумалась, чем хочу заниматься, куда поступать. Знаете, в переходный возраст ты вообще себе задаешь вопросы о жизни. У меня возникла мысль, что, хотя я практически всю жизнь посвятила вокалу и развитию в творческой сфере, это может остаться хобби, а профессию надо получить какого-то другого плана. Но я так много в это вложила, ежедневно занималась, что бросать было уже жалко. И как раз тогда я узнала о кастинге на мюзикл «Мисс Сайгон» в Театре музыкальной комедии. До этого я в театре почти не бывала – все-таки я вокалистка, эстрадная певица. Но кастинг я прошла, и в репетиционном и постановочном процессе поняла, как мне все это нравится! Здесь совмещалось всё, что я любила: актерская игра (а я хотела сниматься в кино) и пение. Я ведь и танцами занималась, и в художественную школу ходила, и языки изучала – мое развитие шло в разных направлениях. Я очень-очень любила рисовать, просто бежала в художественную школу. Занятия шли три часа, я приезжала из общеобразовательной школы на эти уроки. Но, к сожалению, пришлось выбирать: хотя мне оставался всего год до окончания, нужно было больше внимания уделять вокалу, и я не доучилась. Тем не менее, эти навыки мне пригождаются и сейчас. Благодаря рисованию у меня развилось ви́дение и стиль, мне нравится создавать клип-проекты. Так что всё не зря.

Но выбираешь то, что тебе близко. И я выбрала вокал и театр, поняв, что хочу продолжать развиваться в искусстве, стремиться к лучшей версии себя.

– Ваша карьера складывается очень удачно. В таком случае невольно закрадывается мысль: «А зачем учиться, если и так все получается?»

– Идею не учиться совсем я, конечно, не поддерживаю. Да, человек вправе выбирать, получать ему высшее образование или нет, но я считаю, что, даже если сделан выбор за отказ от института, необходимо проходить какие-то курсы, брать индивидуальные занятия. Наша профессия всегда требует работы над собой. Порой, когда занимаешься самостоятельно, ты не видишь свои ошибки и шероховатости – все равно должно быть наблюдение педагога. Хорошо, если вы найдете своего, способного помочь вам реализовать ваши цели. А лучше всего совмещать обучение в вузе и у преподавателя. Потому что в первом случае ты получаешь более общие знания, работаешь в группе.

Сейчас я как раз окончила первый курс отделения эстрады и музыкального театра в РГИСИ. Мне кажется, педагоги чувствуют, что им не нужно объяснять мне азы и раскладывать все по полочкам: я уже многое знаю, поскольку играю в театре. Скорее, они требуют от меня большего, потому что у меня уже есть база. Мне говорят: «А теперь нужно подниматься на ступень выше – работай дальше!» Ведь то, что ты знаешь больше других, не означает, что можно расслабиться. Наоборот: надо вкладываться сильнее и помогать своим сокурсникам, не все из которых имеют театральный опыт.

– В Музкомедии вы заняты в нескольких спектаклях. Есть желание закрепиться в труппе?

– В каждом варианте есть свои преимущества и недостатки. Будучи в труппе, ты переходишь из спектакля в спектакль, у вас практически один состав. Это постоянство. В проектной занятости есть существенный минус: прошел кастинг – здорово, у тебя есть работа; закончился проект – соответственно, и работы нет. С другой стороны, работая в таком графике, ты располагаешь своим временем. Артист труппы обязан быть на всех репетициях и прогонах постановок, которые есть в его репертуаре. У меня пока нет такой возможности еще и потому, что я учусь. На данный момент мне комфортнее числиться как приглашенный сотрудник.

Я занята в четырех названиях. «Мисс Сайгон» стал для меня первым спектаклем в Театре музыкальной комедии. Потом меня ввели в «Хиты Бродвея» – концерт, в котором солисты исполняют арии из бродвейских мюзиклов. Затем был «Граф Монте-Кристо», где у меня роль Валентины. Осенью вернулся в афишу «Бал вампиров», и я стала играть Сару. Можно сказать, влила свежую кровь! Надеюсь, будут еще кастинги, которые я смогу пройти, чтобы участвовать в новых проектах.

– Расскажите о мюзикле «Мисс Сайгон», где у вас главная роль. Честно говоря, материал кажется неподъемным для такой юной девушки.

– Да, это было непросто. Материал масштабный, тяжелый, а работать надо было быстро, мгновенно на все реагировать. Сами понимаете – дебют! Героиня проходит через сложные ситуации: это и материнство, и даже убийство. Мне на тот момент было 17 лет, и надо было сыграть отчаяние, борьбу, искреннюю любовь. Понятно, что у меня еще не было такого спектра эмоций. Но мне очень помогли мои наставники и коллеги (у нас потрясающий сплоченный коллектив – и на этом проекте, и вообще в театре) и режиссер спектакля Корнелиус Балтус. Он прорабатывал со мной образ, обсуждал все нюансы: чего хочет он, как это вижу я. При этом он давал мне свободу в выборе способа, которым я хочу это воспроизвести и передать. Ему и не хотелось, чтобы я играла, руководствуясь только его объяснениями или следуя какой-то схеме. В итоге получилась не заштампованная роль. Еще на кастинге Корнелиус говорил, что у меня есть преимущество – мой возраст: благодаря моей юности у меня иной взгляд. Это заложено внутри меня, поскольку мы с моей Ким (героиня Дарьи носит это имя – прим. Д.С.) оказались одних лет – я просто смотрела на мир ее глазами, чувствовала, как она. Безусловно, мне давали советы, поправляли, когда нужно, но не застраивали, а объясняли и направляли.

– Вы играете в мюзикле «Граф Монте-Кристо» по роману Дюма. Насколько помощником в такой работе становится первоисточник?

– Конечно, либретто отличается от первоисточника. Я главный акцент делаю на том, какая моя героиня в спектакле, а не в книге. Хорошо, если зритель знаком с оригинальной историей, но, если он впервые с ней встречается, ты должен передать образ настолько точно, углубившись именно в либретто, чтобы он все понял. Думаю, Валентина из нашей постановки и персонаж романа Дюма похожи по характеру, хотя происходящие вокруг них события немножко разнятся. И в этой связи полезно прочесть «Графа Монте-Кристо», чтобы точнее понять героев и их действия. Вообще чтение никогда лишним не будет.

– Иногда замечаешь, что в мюзиклах артисты настраиваются на вокальные номера серьезнее, нежели на драматические эпизоды. Как с этим быть?

– Очень часто я сталкиваюсь с тем, что в музыкальный номер человек вкладывается ивокально, и эмоционально, но, как только песня закончилась, артист как будто выключается вместе с ней. В спектаклях бывают небольшие вокальные эпизоды, но это лишь кажется, что они проходные и незначительные. Наоборот: это ключевые моменты, которые нужно сыграть не менее сильно, недаром их достаточно много в постановках. Так и в «Мисс Сайгон» происходит: между номерами существуют игровые мизансцены, обозначающие переход на новую ступень – новую песню. А как она может возникнуть, если ты не прочувствуешь все, что ей предстоит? Выпуская премьеру, я еще не обладала достаточным опытом, поэтому и сама делала акцент на вокал. Потом я поняла, что для того, чтобы донести до людей идею и чувство, необходимо провести связную линию через весь спектакль, а не только через пение. Зритель все чувствует и понимает. В этом смысле хорошая практика – смотреть видео со своим выступлением. Потому что тебе могут объяснять, что ты делаешь не так, но с твоим ощущением это не будет совпадать, тогда возможность увидеть себя со стороны очень помогает. Это и есть работа над ошибками, благодаря чему ты растешь.

– Предпосылки для роста есть: в этом сезоне вы номинировались на «Золотую маску» за роль Ким в «Мисс Сайгон».

– Так забавно произошло: в один день объявляли результаты «Золотого софита» иноминантов на «Золотую маску». Актриса нашего проекта Алия Агадилова, тоже играющая роль Ким, стала лауреатом в номинации «лучшая женская роль в оперетте и мюзикле», а буквально через несколько минут мне скинули пост, что меня выдвинули на «Маску». Я была настолько переполнена эмоциями! Конечно, ты испытываешь радость за коллегу, но в то же время и разочарование – всем же хочется получить награду за проделанный большой труд. А тут сразу же ты узнаешь такую приятную новость о премии! Я даже заплакала от счастья. Вне зависимости от итога очень важно быть отмеченным. Профессиональное жюри оценило мою работу, и это здорово.

– А как насчет отношения коллег? Бывает же, что молодой и успешной артистке завидуют.

– Я уже говорила, что у нас очень дружный коллектив, где все друг друга поддерживают.Когда спектакль попадал в номинации, все переписывались, присылали поздравления. Это же работа всего каста: артисты ансамбля и балета точно так же вкладываются в работу, иначе не было бы такого результата. И я живу с ощущением, что вокруг меня царит мир. Мои мысли направлены совсем в иное русло. Я вижу не зависть, а искреннюю поддержку. Безусловно, бывают отдельные личности, которые, не скрывая эмоций, проявляют злобу и негатив, но такова уж наша профессия (к сожалению, этого не избежать и в любой другой, даже и нетворческой). Но мой выбор – это работа. Я фокусируюсь на себе и своем росте, а не на том, кто что про меня думает. Я считаю, если кому-то что-то не нравится – это его проблемы. Работайте над собой, и у вас не будет времени завидовать.

– Заниматься саморазвитием в эпоху соцсетей можно по-разному.

– Сейчас, когда у нас есть соцсети и возможность продвигать себя в них, как этим не воспользоваться? Это вообще здоровская вещь. Многие зрители, сходившие на спектакль, потом подписываются на понравившегося артиста, чтобы следить за его творчеством. Соцсети – это и продвижение, и возможность общения со своей аудиторией, которая с годами увеличивается. Можно только афиши выкладывать, но, мне кажется, важнее разговаривать с ней – и про творчество, и про обычную жизнь. Это же интересно! Так что получается, такой аккаунт не для работы, а для контакта с людьми, и в нем ты можешь наблюдать и наслаждаться.

– У вас необычная внешность. Не боитесь стать заложницей своего восточного типажа и не сыграть каких-то ролей, например, в классике?

– Я метиска: наполовину белоруска, наполовину кореянка. Но не все об этом знают, поэтому иногда проскальзывают комментарии: «Почему эту роль играет азиатка?» Я считаю, нам всем нужно уходить от этих стереотипов максимально далеко. Очень рада, что работаю с режиссерами, которые так и поступают. Надо же искать новые лица. В «Мисс Сайгон», кстати, не весь каст азиатский – у нас многонациональный коллектив. Но в этом и фишка: ведь это показывает, что человек любой расы и национальности может сыграть любую роль, потому что он талантлив и профессионален. Внешность должна восприниматься вторым планом – главнее то, что собой представляет артист, что он играет. Недавно мы делали немножко провокационный проект: мужчины пели женские арии, а женщины – мужские. И знаете, гендерный стереотип тоже возникал. У людей разные взгляды на этот счет, и бывает непросто (мне приходилось с этим сталкиваться). Но творчество – это свобода. А если уж кого-то не переубедить – что ж, пусть ходит на другой состав.

– Сегодня говорить о свободе и выборе уже не так легко. Вас так же коснулись санкции, наложенные почему-то и на культуру?

– Да, к сожалению, некоторые проекты из-за этого не состоялись, а «Мисс Сайгон» пока не играется. В ближайшем будущем должна была быть премьера, но зарубежные авторы либретто и музыки внесли запрет на их использование в нашей стране. Сейчас так много говорят о том, что культура и спорт – вне политики, но это же не так. Творчество страдает от этого. Очень надеюсь, что отмены и переносы прекратятся, ведь у нас потрясающие спектакли, которые хочется показывать людям. Получается, что нам связывают руки, не дают нести искусство зрителям и развиваться самим. Нельзя – и всё! Артисты тоже следят за новостями, хоть это и непросто дается. И мы видим, что люди нуждаются в возможности прийти в театр, переключиться, войти в другой мир, посмотреть позитивные спектакли всей семьей!

В то же время сегодняшняя ситуация – очень хорошая возможность для российских авторов заявить о себе: написать музыку, создать либретто, поставить спектакль. Есть все условия для работы. И уже никто у нас этого не отнимет, ведь это – наше, отечественное. И мы обязательно сможем этим гордиться!

Дарья Семёнова

Использованы фото Ирины Залевской и Александры Аксентьевой

Фото из спектаклей Марии Ковалевой («Бал вампиров», «Граф Монте-Кристо», «Мисс Сайгон») и Александра Утюпина (проект «Gender Bender Concert»)


334 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все